Андрей Марголин: Диссертационные советы Президентской академии работают самостоятельно, но предъявляют более жесткие требования, чем ВАК

13 ноября 2019

С 1 сентября 2017 года РАНХиГС вместе с 19 другими ведущими вузами России получила право самостоятельного присуждения ученых степеней кандидата и доктора наук. В настоящее время это распространяется на 8 направлений научных исследований: экономику, юриспруденцию, историю, психологию, политологию, культурологию, социологию и философию. За два года в Академии состоялось более 20 защит как кандидатских, так и докторских диссертаций по новой модели.

О том, как в Академии была реформирована традиционная система защит диссертаций и о первых результатах реформы присуждения ученых степеней мы беседуем с проректором РАНХиГС, директоромИнститута финансов и устойчивого развития (ИФУР), доктором экономических наук, профессоромАндреем Марголиным.

- Россияне, которые помнят 90-е годы, настороженно относятся к независимому присуждению ученых степеней. Сегодня РАНХиГС выдает дипломы кандидата и доктора наук собственного образца. Не было ли случаев, когда работодатели его не приняли?

- В соответствии с Федеральным законом «О науке и государственной научно-технической политике» диплом Академии входит в систему государственной научной аттестации, т.е. диплом кандидата и доктора наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы дает те же права, что и диплом Министерства науки и высшего образования РФ. Авторитет Академии достаточно высок, и у работодателей не возникает вопросов к выдаваемым ей дипломам.

- В независимом диссертационном совете сложнее защитить диссертацию?

- Я думаю, да. Требования к научным публикациям соискателей у нас несколько выше, чем это принято в ВАКе. Например, диссертант, защищающий диссертацию на соискание степени кандидата наук должен не просто опубликовать 3 научные работы в изданиях, рецензируемых ВАК, а в числе этих публикаций должна быть минимум одна, опубликованная либо в изданиях, входящих в международные базы цитирования, либо в изданиях, рекомендованных нашей Академией. А в случае защиты докторской диссертации таких работ должно быть не менее пяти (из пятнадцати необходимых).

Также мы формируем диссертационные советы из докторов наук, которые профессионально занимаются проблематикой, самым непосредственным образом связанной с темой защищаемого диссертационного исследования.

- Но разве в ВАК было иначе?

- Традиционные ВАКовские диссоветы сформировались по другому принципу. Например, вполне соответствует ВАКовским требованиям совет по экономическим наукам в составе 19 человек, имеющий право присуждения ученых степеней по мировой экономике и по бухгалтерскому учету. Ясно, что профессиональные интересы членов такого совета далеки друг от друга и, по меньшей мере у половины из них, от темы диссертации. По сути, они обречены выносить коллективное суждение о диссертации на тему, которой большинство из них никогда не занималось. Аналогичные примеры легко привести и по другим отраслям науки: например, диссертационный совет по юриспруденции, присуждающий ученые степени по конституционному праву и уголовному процессу также возможен и будет состоять из экспертов с несовпадающими, и весьма существенно, научными интересами.

С другой стороны, в вузе может быть 5…7 уникальных экспертов-докторов наук по конкретной области исследований, но создать ВАКовский диссертационный совет они просто не смогут, поскольку минимальное количество его членов не может быть меньше 19.

Вот эту систему и позволяет реформировать модель самостоятельного присуждения ученых степеней. У нас в Академии диссертационные советы формируются под каждую защиту из числа экспертов, профессионально разбирающихся в теме конкретной диссертации.

- Любой соискатель может представить свое исследование, а Академия подберет для него докторов наук?

- Не совсем так. Мы стараемся соблюдать высокие стандарты и не принимать к защите диссертации, по которым у нас, по нашему разумению, недостаточно собственных экспертов, признанных в профессиональном сообществе. Если кто-то спросит: «Можно защитить в РАНХиГС диссертацию по криминалистике?», мы ответим ему: «Нет, иди защищаться в профильный университет». Но и наши возможности теперь расширяются. Например, раньше в Академии не было диссертационного совета по логистике, хотя наши доктора наук разбираются в этой проблеме. При новой системе мы можем принять к защите диссертацию на эту тему.

Особенно интересной мне кажется идея привлечь в диссертационные советы тех, кто имеет высокий авторитет в научном сообществе, но по тем или иным причинам не получил степень доктора наук. Например, целый ряд обладателей степеней PhD, полученных в престижных зарубежных вузах, или активно публикующиеся в ведущих журналах кандидаты наук могли бы внести свой весомый вклад в качество дискуссий на заседаниях диссертационных советов. Сейчас можно с уверенностью сказать, что очень скоро будет принято правовое решение, дающее возможность включения таких экспертов в состав диссертационных советов.

- Почему в ВАК говорят, что созданная в РАНХиГС система независимых диссоветов – одна из самых жестких?

- Во-первых, наши требования к членам диссертационных советов выше, чем в Высшей аттестационной комиссии. Для оценки диссертаций Академия приглашает только тех, кто действительно разбирается в теме защищаемой работы. Именно поэтому мы говорим о профессиональном принципе формирования диссертационных советов. Каждый диссовет насчитывает 5-7 человек. В Комиссию по формированию диссертационного совета обязательно входят курирующий проректор и председатель учебно-методического совета, а также руководитель структурного подразделения, которое рекомендует диссертацию к защите. Важно, что не менее половины членов совета должны быть сотрудниками Академии. Действительно, если организация не способна сформировать профессиональный диссовет, 50% которого являются ее сотрудниками, ее моральное право принимать диссертацию к защите весьма сомнительно.

- Вы не боитесь, что ВАК и Министерство науки и высшего образования смогут оказать давление на решение независимых диссертационных советов?

- Нет. В РАНХиГС приняты документы, которые регламентируют порядок нашего взаимодействия с ВАК. Мы проходим фильтр Минобрнауки, который мониторит все локальные акты, принимаемые в Академии и опубликованные на нашем сайте. Иногда мы получаем обратную связь о том, что можно улучшить в том или ином нормативном документе. Но это не касается принципиальных положений.

- Процедура защиты, принятая в Академии, предусматривает открытое голосование. Тем самым вы заставляете людей делать очень трудный выбор…

- Здесь принципиально важны правила, по которым проходит предварительная экспертиза диссертации. Так, после прохождения успешной предварительной защиты в структурном подразделении Академии, мы отдаем ее на «теневую экспертизу», организованную нашими учебно-методические советами. В советское время это называлось «передать диссертацию на рецензию черному оппоненту». Списка теневых экспертов я не знаю и не могу на них надавить. Две ветви экспертизы (открытая и теневая) согласовывают свои позиции. Пока они не придут к единому мнению о том, что диссертация «созрела» для защиты, она не будет размещена на сайте Академии и мы даже не приступим к формированию диссовета. Именно высокий уровень качества предварительной экспертизы является надежным фильтром против появления на защите некачественных работ. Характерно, что все члены диссертационного совета дают письменные отзывы на диссертацию, и эти отзывы размещаются на сайте за 10 дней до защиты. Если эти отзывы положительны, то таким же, видимо, будет и голосование. Другое дело: если на защите будет понятно, что соискатель, представивший хорошую диссертацию, ничего из себя не представляет (это значит, что кто-то поработал за него), тогда можно будет открыто голосовать против. У нас к тому же идет видеозапись и трансляция. Так что все прозрачно.

- Если диссертанту не понравится оценка его труда, он имеет право апеллировать в Высшую аттестационную комиссию?

- Нет.Члены диссовета подбираются у нас исходя из более строгих требований, чем установлены ВАК. Апелляция в эту инстанцию на их решение обессмыслит всю систему самостоятельного присуждения степеней.

- В некоторых вузах, которые самостоятельно присуждают ученые степени, говорят, что все-таки хотели бы оставить у себя и ВАКовские диссертационные советы. Потому что некоторые диссертанты охотнее идут защищаться именно туда…

- Мы в Академии являемся убежденными сторонниками самостоятельного присуждения степеней. И в этих словах содержится ответ на вопрос, оставили ли мы ВАКовские советы. Нет! Только Труффальдино из Бергамо ухитрялся служить двум господам одновременно. Сегодня по ВАКовской системе у нас работают только два объединенных диссертационных совета: один – по экономике, другой – по теологии.

- Вам не кажется, что независимая система присуждения ученых степеней на первых порах своей строгостью отпугнет аспирантов?

- Поток желающих защитить диссертацию в Академии не уменьшается. Да, стало несколько меньше защищенных в срок диссертаций. Плохо ли это? Существует точка зрения, что чем выше процент защит в установленные сроки, тем лучше. Но мы же знаем, что в погоне за этим процентом снижалось качество. Поэтому некоторое, убежден – временное уменьшение количества защит – это неизбежная плата за выстраивание системы, препятствующей появлению диссертаций, про которые, кроме старой народной мудрости «ученым можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан», сказать больше нечего.

Рискну предположить, что со временем модель самостоятельного присуждения степеней станет доминирующей. В этом смысле мы спокойны и уверены в себе. Мы делаем правильное дело по логически безупречной модели, поддерживая ее качественными внутренними процедурами, и с оптимизмом смотрим в будущее.



© РАНХиГСhttps://www.ranepa.ru/sobytiya/novosti/andrej-margolin-dissertacionnye-sovety-prezidentskoj-akademii-rabotayut-samostoyatelno-no-predyavlyayut-bolee-zhestkie-trebovaniya-chem-vak

Архив новостей

Отправить сообщение

Спасибо!

Сообщение успешно отправлено