Леонид Печатников: «Менеджер здравоохранения должен знать строение не только экономического организма»

06 февраля 2020

Едва возглавив факультет управления в медицине и здравоохраненииИнститута отраслевого менеджмента (ИОМ)РАНХиГС, бывший вице-мэр московского правительства Леонид Печатников оказался в центре довольно острых дискуссий о совместимости предпринимательства и службы здоровья. О будущем бизнес-медицины, ее совместимости с искусством врачевания, о целях, этапах развития нового проекта и о многом другом, один из самых известных в столице врачей рассказал сайту Президентской академии.

– Леонид Михайлович, какие надежды связываете вы с новым назначением? Почему создание факультета управления в медицине и здравоохранении вызвало столько споров?

– По-моему, все закономерно. В системе РАНХиГС существует уже довольно давно Институт отраслевого менеджмента, и это ни у кого не вызывает удивления. Каждая отрасль экономики готовит менеджеров для своих нужд, с этим тоже бессмысленно спорить. Такие словесные обороты, как «управление промышленностью», «управление финансами» стали нормой речи, хозяйственной практики…

И все-таки я понимаю ваш вопрос. До недавнего времени он никого не волновал, потому что при бюджетной модели здравоохранения особо управлять, говоря откровенно, было нечем. Да и незачем: все (или почти все) управлялось сверху. Больницы делились на категории по числу коек. Каждый главврач стремился заполнить свое учреждение максимальным количеством этих коек – для того, чтобы получить максимальный бюджет. Примерно так мы и жили.

Все изменилось после перехода здравоохранения на систему обязательного медицинского страхования (ОМС). То есть, по сути дела, на рыночный механизм функционирования. Когда деньги идут за пациентом, а страховая компания оплачивает учреждению оказанные застрахованному лицу услуги по законченному случаю. В результате больница получила достаточно большую волю в планировании и расходовании средств.

Поэтому и возник вопрос о заблаговременном привитии медикам навыков менеджера, предпринимателя. Такой человек должен до тонкостей разбираться в вопросах права.

В том числе, в законе об обязательном медицинском страховании, в тонкостях законов, регулирующих государственные закупки. Знать, что такое автономная, бюджетная и казенная организации. Как строить коммуникации внутри больницы, между врачом и пациентом, какова ответственность за нарушение законодательства.

Как видите, здравоохранение стало отраслью экономики. Более того, перед ним поставлена задача экспорта услуг. Тем самым еще сильнее обострилась проблема менеджмента в медицинской организации. Но для того, чтобы ею управлять, необходимо все-таки обладать определенными знаниями и в области медицины.

Не все это признают. Некоторые крупные менеджеры считают, что можно с одинаковым успехом управлять, к примеру, производством чугуна и структурной единицей здравоохранения. Тем не менее, мне кажется, что менеджер здравоохранения должен понимать строение не только экономического организма... Надо все-таки знать еще, и чем руководишь.

– Минувшей весной успешно прошли вступительные испытания на магистратуру нового факультета. К вам пришли только медики?

– Да, мы решили начать с магистратуры. Основными слушателями стали врачи, в большинстве своем имеющие медицинские дипломы. От преподавателей РАНХиГС эти специалисты теперь получают менеджерские знания.

Пока все учебные места коммерческие, так как второе высшее образование можно получить только за деньги. Напомню: медицинскому образованию, согласно Болонской системе, присвоен уровень специалитета. Это предполагает, что врачи, пришедшие в магистратуру, уже имеют законченное высшее образование. Для них она является как бы вторым высшим образованием, хотя структурно представляет собой его всего лишь вторую ступень.

Здесь есть некое противоречие, но мы выбрали именно эту логику. А с осени делаем следующий шаг – к созданию менеджерского образования в здравоохранении уже в виде полного высшего образования. Но – подчеркну – управленческого. Появится бакалавриат, где бюджетных мест будет уже довольно много. В этом случае магистратура дополнит управленческую подготовку менеджеров специальными знаниями в области здравоохранения.

Понимаете, это путь, по которому пошли практически везде. При этом в некоторых из стран на Западе (например, в Германии и Франции) директора госпиталей не имеют медицинского образования. Это противоречие между главой крупного госпиталя и руководителями медицинских подразделений становится все более острым. Важно отыскать ту золотую середину между медиком и бизнесменом, которая позволила бы выпускнику Академии стать эффективным управленцем.

– Кого будут готовить на факультете, кроме директоров поликлиник и больниц, крупных санаторно-реабилитационных комплексов и медицинских центров?

– Прежде всего скажу о том, что мы имеем сегодня по факту. Вокруг главного врача, который лишь формально называется врачом, а реально является чистым администратором, действует целая команда управленцев, состоящая из его заместителей по кадрам, по экономике, из отдельных заместителей по закупкам.

Да и сам главный врач, даже не имея менеджерского образования, постоянно сталкивается с проблемами управления. Поэтому будем готовить не только тонкий слой высших руководителей, но и новую генерацию заместителей директора медицинского учреждения – экономистов, финансистов, кадровиков.

– Замечено: многие политики, поэты, бизнесмены любят делиться своим уникальным опытом и жизненной мудростью с университетской кафедры. А как вы себя чувствуете в академической аудитории?

– Всю свою жизнь я в той или иной степени занимался преподаванием. Не могу сказать, что чувствую себя здесь новичком. Плюс не забывайте, что в течение многих лет работы в мэрии образование было одним из направлений моей работы наряду со здравоохранением, социальной помощью, культурой. Поэтому высшая школа – далеко не чужая мне отрасль.

В сегодняшней не только управленческой, но и самой медицинской специальности образование – наше слабое место. Полагаю, что именно проблемы образования явились причиной того, что пациенты недовольны уровнем здравоохранения. Они не всегда могут это объективно оценить, это понятно, но иногда интуитивно это чувствуют. И нередко попадают в точку. Дефицит образования – это проблема, на мой взгляд, очень острая. Прежде всего высшего образования во всех его ипостасях.

Поверьте, я с большой симпатией и нескрываемым любопытством отношусь к сегодняшним «цифровым» поветриям. Тем не менее, для меня совершенно понятно, что если мы всесторонне и окончательно абсолютизируем цифру, то вообще уйдем от человеческой медицины.

Архив новостей

Отправить сообщение

Спасибо!

Сообщение успешно отправлено