Профессор Южно-Российского филиала РАНХиГС Сергей Воронцов – об изменении стратегии противодействия экстремизму в России

20 июля 2020

Указом Президента России Владимира Путина от 29 мая 2020 г. № 344 была утверждена новая редакция Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года. Что изменилось в документе и как это отразится на жизни людей, разъяснил эксперт Президентской академии, профессор кафедры процессуального права Южно-Российского института управления РАНХиГС Сергей Воронцов.



– Сергей Алексеевич, расскажите, каков основной посыл новой Стратегии?



– В новой редакции документа стратегические подходы к противодействию экстремизму приведены в соответствие с реально существующими угрозами национальной безопасности России. Стратегия направлена на дальнейшее совершенствование взаимодействия органов обеспечения безопасности и правопорядка с гражданским обществом, а также на повышение доверия граждан к органам власти и правоохранительной системе. Это логично в условиях периодически пресекаемых экстремистских и террористических проявлений.



– В чем вообще суть подобных документов?



– Документы стратегического планирования весьма актуальны, так как они создают правовой фундамент инновационного развития, обеспечивают организационные, законодательные и экономические гарантии процесса государственного строительства.


За период с 2015 года по настоящее время в России на регулярной основе перерабатывались и утверждались новые редакции документов стратегического планирования в области обороны и безопасности. Логическим продолжением стала Стратегия противодействия экстремизму, первая итерация которой была разработана и принята в 2014 году, а развитие было закреплено Указом Президента России от 29 мая 2020 года.



– Чем отличается новая редакция Стратегии от предыдущей?



– Ключевое значение, на мой взгляд, имеют ряд положений.



Первое. Стратегия представляет собой основу стратегического планирования, определяя цели и задачи в интересах национальной безопасности (ст.2). В предыдущей версии не упоминалось ни о стратегическом планировании, ни о национальной безопасности. В новой редакции расширено определение ключевых терминов – добавлено понятие «идеология насилия», под которой понимается «совокупность взглядов и идей, оправдывающих применение насилия для достижения политических, идеологических, религиозных и иных целей (п. «а» ст.4).



Второе. В Стратегии отмечена возрастающая опасность вовлечения в экстремистскую деятельность не только абстрактной «молодежи», но конкретно указано на несовершеннолетних, в связи с их иммунитетом к уголовной ответственности и низкой сопротивляемости информационно-психологическому воздействию (ст.19). Если в документе 2014 года говорилось о негативных тенденциях в среде футбольных фанатов, современная редакция документа свидетельствует о серьезной озабоченности в отношении спортивной сферы в принципе, и опасности проникновения экстремистски настроенных элементов в преподавательско-тренерские круги (ст.25).



Третье. В области правоохранительной деятельности добавлены три важные новеллы: напрямую указывается на противодействие инспирированию «цветных» революций; вместе с реализацией принципа неотвратимости наказания за экстремистскую деятельность добавлен важный принцип соразмерности наказания. Кроме того, в области мер обеспечения миграционной политики документ требует скоординированности действий по недопущению формирования неблагоприятной миграционной ситуации, воспрепятствованию возникновению пространственной сегрегации, формированию этнических анклавов или ситуации социальной исключительности отдельных групп граждан. Впрямую указано требование развития информационных систем учета нежелательных граждан.



– А какова вообще миграционная ситуация в Ростовской области?



– Актуальность данного раздела Стратегии подтверждается практикой оперативно-боевой работы ФСБ России, сотрудники которой буквально на днях сообщили о выявлении и пресечении на территории Ростовской области деятельности законспирированной ячейки сторонников МТО «Исламское государство» (запрещена в России), в состав которой входили шесть жителей региона из числа граждан одной из среднеазиатских стран и России. Они готовили нападения на сотрудников полиции и планировали совершение террористических акций в медицинских и учебных заведениях.



О крайней опасности ячейки говорит тот факт, что при попытке задержать главаря группы в Азовском районе Ростовской области последний открыл огонь из автомата Калашникова по сотрудникам спецподразделения ФСБ России, затем привел в действие самодельное взрывное устройство, получив при этом ранения, несовместимые с жизнью. Благодаря профессиональным действиям оперативников ФСБ пострадавших среди гражданского населения и сотрудников правоохранительных органов нет.



– Как бы Вы охарактеризовали документ в целом?



– Стратегия актуальна и своевременна. Она призвана формулировать цели и задачи развития и защиты населения от угроз и рисков в информационном пространстве, а также экстремистских и террористических проявлений. Документ нацелен на комплексный системный подход к реализации указанных целей и задач, на согласованные и взаимосвязанные действия и мероприятия, которые базировались бы на целевых индикаторах и показателях на каждом этапе реализации. Важной частью стратегии является также четко прописанная система мониторинга и мер юридического контроля за достижением конечных и промежуточных результатов.



Разъяснительная работа о системе противодействия идеологии терроризма и экстремизма ведется экспертами Президентской академии на постоянной системной основе во исполнение Комплексного плана противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019-2023 годы, утвержденного Президентом Российской Федерации 28.12.2018 № Пр-2665.



© РАНХиГСhttps://www.ranepa.ru/sobytiya/novosti/professor-yuzhno-rossiyskogo-filiala-rankhigs-sergey-vorontsov-ob-izmenenii-strategii-protivodeystvi-/

Архив новостей

Отправить сообщение

Спасибо!

Сообщение успешно отправлено