Заменят ли современные технологии юриста? Рассказывает тьютор программы Master of Laws (LLM) Элина Мангасарян

22 июля 2020

Как современные технологии влияют на юридическую сферу, какие компетенции будут наиболее востребованы среди юристов в ближайшие годы, повлияют ли технологии на сокращение специалистов в этой сфере и почему стоит учиться на новой магистерской программы параллельных дипломов РАНХиГС и University of London«RANEPA-University of London Parallel Degree LLM Programme in International Law»рассказала тьютор программы, советник по международному праву, специалист по глобальным ресурсам правовой информации и технологиям Элина Мангасарян.

– Современные технологии сегодня вторгаются во все сферы человеческой жизни, способствуя глобализации бизнеса, и всё чаще возникает вопрос о том, как эта экспансия повлияет на международный юридический рынок. Несмотря на то, что для многих клиентов юридические услуги традиционно ассоциируются с посещением юридических компаний, в последние годы стремительно развивается рынок онлайн-консалтинга, и ситуация с пандемией в этом году, на первый взгляд, только способствует усилению этого тренда. Как, на ваш взгляд, может трансформироваться этот рынок в краткосрочной и долгосрочной перспективах? Насколько существенно будут отличаться результаты трансформации в России и в мире?

– Очень хороший и актуальный вопрос. На самом деле, такие тенденции уже имели место и обсуждались около 20 лет назад. При этом процесс развития юридического рынка, и переход к новым формам онлайн-консалтинга стремительно ускоряется в связи с сегодняшней ситуацией. Но, на самом деле, я с этой проблематикой сталкиваюсь уже на протяжении последних 20 лет, и процесс трансформации юридического консалтинга в онлайн начался уже давно. В краткосрочной перспективе переход рынка юридических услуг к онлайн формату будет осуществляться фрагментарно, путем внедрения нишевых технологий и инструментов, таких как конструктор договоров, оригинальные текстовые редакторы, системы сравнения текстов, мониторин внесения изменений. В будущем, на рабочем столе юриста, скорее всего, будет размещаться каталог различных специализированных онлайн правовых ресурсов, описаний ситуаций, статьи и монографии ведущих юристов, адвокатов, как российских, так и зарубежных. Результаты и скорость такой трансформации, на самом деле, в России и в мире отличаются, прежде всего, в связи с тем, что в части обеспечения правовыми информационными ресурсами и технологиями, российское юридическое сообщество оказалось в отрыве от мировых тенденции примерно на 10 – 15 лет. Именно поэтому, в начале 90-ых было обусловлено быстрое развитие иностранных юридических фирм, поскольку они уже на том этапе владели технологиями управления юридическими процессами и проектами, обработки и систематизации большого объема документов. Сейчас, с учетом реалий сегодняшнего дня такой переход в России должен будет совершиться очень быстро.

Поэтому 20 лет уже было спрогнозировано, что наиболее эффективным и востребованным на рынке юридического консалтинга окажется тот, который будет грамотно сочетать знание права, умение правильно предоставить консультацию, оперативно и эффективно, и, самое главное, будет уметь эффективно использовать правовые технологии. На первый план выйдет быстрый и оперативный поиск, обработка и применение правовой информации.

Насколько быстро этот рынок может сформироваться, всё зависит от степени подготовленности самих юристов работать с правовыми технологиями в различных форматах, и степень подготовленности и восприятия клиентов для перехода, их готовность к получению такой информации в интерактивном, в онлайн-режиме. И всё это зависит от степени развития юридических департаментов.

Соответственно, на сегодняшний день, и уже с учетом российских реалий бо́льшая часть ведущих российских консалтинговых юридических фирм составляет достаточно успешную конкуренцию именно с той позиции, что достаточно много российских специалистов, успели получить опыт работы в иностранных юридических фирмах и хорошо знакомы с использованием иностранных правовых технологий. Поэтому здесь, на мой взгляд, существует определенная синергия, и мы находимся в состоянии переходного этапа формирования именно онлайн-консалтинга.

Какие-то практики перейдут на правовые технологии на формы оказания услуг онлайн быстрее, какие-то нет. Но я думаю, что обычно такой полноценный переход составит, наверное, все-таки больше среднесрочную перспективу. С учетом развития технологий и потребности рынка это может быть от 5 до 10 лет. Но это субъективный прогноз, исходя из глобальных тенденций.

– Не менее перспективным направлением в современной юриспруденции, привлекающим большое внимание со стороны российских и зарубежных инвесторов, является legal tech, основой которого является автоматизация рутинных юридических процессов. Следует ли ожидать в России в соответствии с этим значительное сокращение младшего персонала, или все-таки переквалификацию его в legal analytics?

– На самом деле, legal tech действительно сейчас является и популярным, и необходимым, и наиболее привлекательным трендом с точки зрения развития. Но при этом уровень автоматизации различен, и эффективно используется далеко не весь спектр существующих решений.

Во-первых, правовые технологии должны разрабатываться, я считаю, юристами, обладающими, в том числе алгоритмическим мышлением, для юристов, и ИТ-специалистам, специально для юридического сообщества. То есть это должен быть симбиоз IT-специалистов и юристов-практиков, которые хорошо понимают, где и в каких отраслях будет необходима автоматизация.

Второй момент – это конструктор договоров. Договорная практика, наиболее универсальные виды шаблонов договоров, могут легко быть трансформированы в определенную базу данных, и позволят юристам просто выбирать тот договор, тот шаблон, который подходит под конкретную ситуацию. Вместо нескольких часов процесс составления договоров займет минуты. И поскольку я вплотную уже последние 15 лет работаю с различными правовыми информационными системами и технологиями, то я могу сказать, что еще лет 20 назад, допустим младший юрист на составление совершенно стандартного договора или соглашения о конфиденциальности на двух языках мог затратить от 3 до 5 часов, а в отдельных случаях и два рабочих дня.

В данной ситуации младший юридический персонал должен владеть информационными технологиями, должен правильно находить нужную информацию во всем этом массиве, и применять в конкретной ситуации. Поэтому здесь будет требоваться навык поиска шаблонов, навык практического правового исследования, поиска нужных вариантов, типовых договоров, вариантов юридических заключений. В этой связи я бы говорила не о значительном сокращении младшего юридического персонала, а о трансформации требований и тех навыков, которые будут предъявляться к этому младшему юридическому персоналу, и, которые они должны будут получить, еще находясь на студенческой скамье юридических факультетов.

И вторая составляющая – это все-таки умение правильно анализировать информацию применительно к конкретной юридической задаче – выделение главных положений, основных толкований закона на основании юридических прецедентов. Это будет основной навык юриста будущего. Я считаю, что такого рода мягкие навыки (soft skills) – это будет условие развития юридической профессии на сегодняшний день.

– Насколько вы согласны с мнением о неизбежности уберизации (замены посредников цифровыми платформами) юридического рынка в России?

– Я полагаю, что говорить о неизбежности уберизации очень и очень преждевременно. Навыки и аналитические способности, умение оперировать понятиями, донести ту или иную ситуацию или решение юридической проблемы до тех, кто не является специалистом в этой области, требует профессионального человеческого мышления. Важно будет научиться работать с базами данных, и обладать умением быстро структурировать ситуацию. Это будет, наверное, основной вызов, к которому должны быть готовы и молодые юристы, и юристы старшего поколения, но которые, так или иначе, стремятся сохранить определенную конкурентоспособность. Поэтому я бы 100% пока не говорила о неизбежности данного процесса.

– Одной из самых актуальных тем в настоящее время является легализация персональных данных. В какой степени существующее российское законодательство применимо для этих целей?

– Наверное, вопрос о легализации персональных данных должен быть сформулирован несколько по-иному, потому что персональные данные уже легализованы. Действует Закон «О персональных данных», есть соответствующие положения в различных отраслевых законодательных актах. И вопрос надо ставить, скорее, об эффективных процедурах правовой защиты данных, субъекта персональных данных, и правоприменительной практики сегодня. Потому что вопрос даже не столько в легализации, сколько, действительно, в правовой регламентации всех аспектов деятельности, всех участников в отношении персональных данных.

На самом деле, это проблема не только российская, а глобальная. В условиях пандемии она сейчас вышла, в общем-то, на первый план. Создана необходимая правовая база при обычном ведении дел, а сейчас оперативно вносятся изменения в отношении защиты и регулирования персональных данных. Защита тайны частной жизни, вопросы неавторизованной рекламы, неавторизованного маркетинга, неопределенность, каким образом и где могут появиться персональные данные, требуют дальнейшего уровня регулирования. Важно также урегулировать претензионный порядок урегулирования споров в области защиты персональных данных.

– Давайте тогда продолжим. Что, по вашему мнению, изменится в профессии юриста в ближайшем будущем, и к чему необходимо готовиться уже сейчас, чтобы остаться по-прежнему востребованным через 5-10 лет на международном рынке?

– Во-первых, это необходимость юристу осваивать навыки работы с правовыми технологиями, локальными и глобальными ресурсами правовой информации. Во-вторых, это усиленное развитие навыков практических правовых исследований. Соответственно, это умение находить быстро информацию применительно к ситуации. Это то, что называется legal research soft skills. Третье, что обобщает первые два – это помимо владения ресурсами правовой информации, в условиях развития современных технологий задачей юриста будет и потребность клиента, чтобы комплексно подходили к решению возникающих сиюминутных юридических проблем и задач.

Из недавнего опыта я могу привести ситуацию, как в разгар пандемии у одного из клиентов возникла реальная ситуация форс-мажорных обстоятельств в связи с необходимостью исполнения обязательств по международному контракту, причем на серьезную сумму. Ситуация с учетом такого глобального хаоса была абсолютно непредсказуемая. Соответственно, контрагент требовал полностью оплатить по договору сумму, при этом поставка могла бы осуществиться или нет. Консультанты сказали, что решение вопроса в нынешних условиях займет до двух месяцев, а ситуацию надо было разрешить срочно. В результате был предоставлен готовый меморандум, потому что в профессиональных правовых ресурсах уже такие прецеденты были, который был взят в качестве основных аргументов своей позиции в переговорах с контрагентом, который принял все условия изменения к действующему договору, что позволило избежать негативных правовых последствий.

Я говорю о том, что на первое место в работе юристов выходит возможность быстрого поиска необходимой информации для решения конкретных задач. И скорость, и качество скоро будут выходить на первое место. То что, по приоритетам будет требоваться на сегодняшний день от подготовки юриста будущего. И затем это, действительно, умение комплексно решать различные задачи. То есть это должны быть юристы-универсалы. От узкоспециализированных сфер будут, скорее всего, уходить.

Затем, учитывая глобальный охват сейчас и распространение информации, надо быть готовым к тому, что всю необходимую информацию можно получить в интернете в общедоступных источниках бесплатно. Поэтому будет возрастать процент саморегулируемых действий со стороны клиентов, даже не имеющих юридическое образование, но им будет достаточно найти алгоритмы решения своих проблем, аналогичных, и они, возможно, к юристам обращаться и не будут. Такие люди будут обращаться несколько с другими вопросами, комплексными. Для юристов и молодых, и, как я уже сказала, старшего поколения, это будет процесс постоянного повышения профессиональной квалификации, освоения новых технологий. Презентационные навыки тоже будут выходить на первый план. Если с помощью риторики нужно будет защищать интересы своих клиентов в онлайн судах, то, соответственно, новые юристы должны обладать необходимым уровнем профессионального красноречия. Соответственно, это будет требоваться от всех юристов, поскольку мы теперь все работаем в Zoom. Нас должны слышать и мы вынуждены реагировать, и нас должны будут видеть.

– Расскажите, пожалуйста, о своей роли в программе РАНХиГС и Лондонского университета. В чем заключаются ее особенности, чем она может помочь слушателям?

– Прежде чем ответить на этот вопрос, хотела поблагодарить организаторов этой программы Олега Владимировича Зайцева, Елену Даниленко, всех коллег, которые поддержали эту инициативу – предложение участвовать в таком интересном совместном проекте. В принципе, пока аналогов, нет, и для слушателей этой программы на сегодняшний день это будет уникальная возможность получить знания, причем от юристов-практиков, реально работающих в различных отраслях права: коммерческом, корпоративном, международно праве, в сфере интеллектуальной собственности и т.д.

А самое основное – это то, что слушателям будут предоставлены все необходимые информационные ресурсы, по которым проходят обучение их коллеги, студенты, слушатели международных правовых магистерских программ во всем мире. То есть то, ради чего, в общем-то, юристы стремятся в зарубежные школы права, развить свою квалификацию и работать дальше по международным стандартам. Поэтому в данном плане я вижу, что это уникальная возможность, и особенно еще в сегодняшней ситуации, когда поехать физически не всегда есть возможность, и пока непонятно, когда эта возможность появится в ближайшее время в университетах Европы, Великобритании и США. Следовательно, такая инициатива на сегодняшний день это большой подарок нашим слушателям, студентам, магистрантам. Коллеги из Университета Лондона, и наши коллеги из РАНХиГС, и мои коллеги, специалисты в различных отраслях международного права имеют многолетний опыт работы в международных юридических фирмах и глобальных корпорациях. На этой программе помимо юридических знаний, юридического английского, наши слушатели получат навыки, которые позволят им адаптироваться к сегодняшним условиям, и как раз создать тех юристов будущего, в отношении которых вы задавали предыдущие вопросы. Именно в этом и заключается ее уникальность.

 



© РАНХиГСhttps://www.ranepa.ru/sobytiya/novosti/zamenyat-li-sovremennye-tekhnologii-yurista-rasskazyvaet-tyutor-programmy-master-of-laws-llm-elina-m/

Архив новостей

Отправить сообщение

Спасибо!

Сообщение успешно отправлено