Эксперт ИГСУ РАНХиГС Ольга Астафьева: «Без элементов новой этики обществу будет трудно сохранить себя»

21 декабря 2020

Чем грозит вузам утрата академической среды? Где у современного чиновника слабое место? Как «книжная столица России» оказалась на Волге? Об этом и многих других потерях и обретениях нашего сложного времени корреспонденту сайта Президентской академии рассказала профессор кафедры ЮНЕСКО Факультета международного регионоведения Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС Ольга Астафьева.

– Ольга Николаевна, вы являетесь признанным экспертом в области культурной политики. В каком направлении меняется эта политика в наши дни?

– Культурная политика не может не изменяться в нынешних условиях. Осмысление проблем глобального уровня и техногенной цивилизации приводит к пониманию всего происходящего как очень серьезного макросдвига. Ведь на самом деле мы уже понимаем сегодня, что находимся в определенном пространстве бифуркации в динамике эволюции социальных отношений, в точке изменения иерархии ценностей. Собственно говоря, выстраивается новый порядок отношений. Они базируются на принципах, которые заложены в основу этой системы взаимодействия. Это принципы нелинейности и нестабильности, и одновременно – стремления к сохранению целостности. И, конечно, принцип новой ответственности – той, которая формируется прежде всего у молодого поколения.

Это новая система этических координат, которые уже не мыслятся без понимания того, что у нас есть две реальности. Та традиционная реальность, в которой большинство из нас выросло и социализировалось, для нашей молодежи выступает основной, но все же частичной реальностью. Она серьезным образом дополнена «реальностью», создаваемой суперсовременными технологиями. Иначе говоря, обществу нужны новые подходы и алгоритмы действий в этих нестандартных условиях. Поэтому, на мой взгляд, организация сотрудничества в новом цифровом окружении, в новой системе знаний и коммуникаций в контексте общей трансформации социокультурной среды России выдвигается в ряд сложнейших проблем. В первую очередь – системы образования, которая определяет не только культурно-цивилизационный вектор развития, но и смыслы изменений, нормы и модели поведения учащегося поколения.

Следовательно, без принципов новой этики, то есть, без понимания того, как проживать в этой новой системе, трудно сохранить человеческую цивилизацию.

– Как перечисленные вызовы отражаются на вашей преподавательской деятельности?

– Академический профиль, в рамках которого осуществляется подготовка государственных и муниципальных служащих, позволяет учитывать специфику системы управления. Вот, предположим, регулирование социокультурного развития. Имеется, безусловно, нечто свое, особенное в действующей системе преподавания для управленцев в сфере культуры, художественного творчества. Потому появилась и магистерская программа «Управление в сфере культуры, образования и науки». Но ведь есть, само собой, и базовое звено для управленцев – цикл лекций, занятий, которые нужны всем государственным служащим вне зависимости от их специализации. Это касается изучения правовых инструментов, основ административной и профессиональной этики, деловой культуры.

– «Офисный планктон», «надменная каста», «белые воротнички». Пожалуй, это еще самые безобидные эпитеты, которыми награждают чиновников в соцсетях. Вместе с тем статистика гласит, что 62% всей рабочей силы в России – это те самые клерки, работники умственного труда. Насколько полезным кажется вам преподавание этим специалистам основ административной этики? 

– На самом деле это двойная дисциплина, с одной стороны, опирающаяся на право – узаконенные регулятивы, мимо которых не пройдешь по пути к освоению этой, как вы подчеркнули, массовой профессии. А в качестве второй составляющей курса выступает система практикумов, тренингов, дискуссий, где мы учим будущих служащих задумываться: а как они сами себе представляют основополагающие принципы административной этики?

Потому что освоить и принять различие между должным и сущим это, можно сказать, самое сложное, но и самое уязвимое место наших откровенных диалогов. В «Типовом кодексе этики и служебного поведения государственных и муниципальных служащих» прописаны ключевые принципы. Социальная ответственность, независимость от влияний, добросовестность. Вот только не все понимают, как с ними работать.

Самое главное, о чем не устаю говорить студентам: «Вы не бумагами будете управлять, а людьми. И поэтому – учитесь с ними разговаривать, слышать их голоса, сопереживать собеседнику, доносить свою мысль емко, точно, выразительно».

Умение грамотно построить диалог с журналистами и обычными гражданами это основа основ профессии. Говорить простым и понятным языком. Работать с соцсетями, оперативно и эффективно, а не сетовать на то, что твои слова вырвали из контекста.

Подкрепляю общие рекомендации конкретными примерами. Смотрим подборные кейсы из реальной практики, допустим, деятельности депутатов Государственной думы РФ.

Помимо этого, приходится выучивать назубок права и обязанности государственного служащего. И ребята с пониманием относятся к этому элементу обучения. Зато могут интеллектуально «отыграться» в дискуссиях на злободневные темы («Мораль против коррупции»), когда я им предлагаю цитаты из «Божественной комедии» Данте, «Никомаховой этики» Аристотеля, работ современных социологов Генри Исковица, Пьера Бурдье, Майкла Полани.

– В качестве руководителя Центра «Гражданское общество и социальные коммуникации» вам приходится много перемещаться по стране. Какие поездки были самыми яркими?

– Однажды я посчитала, что объехала около 45 регионов, а если говорить о городах – не все припомню. Все это и часть моих профессиональных интересов, и увлечение. Где-то проходили конференции, где-то – культурный форум (надо было коллегам помочь его подготовить). Лекцию прочитать, провести экспертизу выполнения грантов. Но чаще – реализовать проекты.

Когда подлетаешь к Сыктывкару, столице прекрасной республики Коми, или к Абакану, столице Хакасии, под тобой тайга, река изгибается живым клинком. Умопомрачительное зрелище. Ровно такое же, как вид моря из иллюминатора. И понимание, что это твоя земля, оно просто разрывает.

– Старинные фолианты, концепции современных философов обычно находятся в центре внимания аудитории на ваших лекциях?

– Для меня это отнюдь не отвлеченное понятие – фолианты. Лично держала их в руках, когда мне это позволяли в библиотечных хранилищах. Так что она всегда на первом места, книга – неисчерпаемый источник знаний. Но и без цифровых инструментов сегодня никуда: аудио (послушать), видео (посмотреть), слайдами презентации материализовать, так сказать, устное слово педагога. Без этих вспомогательных ресурсов некоторые темы не войдут в сознание ребят. Это не разговор на лавочке и не дискуссии античных собраний во главе с симпозиархами, где, возлегая на лоне природы, среди фонтанов и изваяний, древние проводили свободное время. Исключительно важно жанровое разнообразие лекции. В какую-то минуту нужно уметь поменять интонацию, перейти на абсолютно другой стиль, включить педагогический голос.

Отношения у нас с ребятами самые добрые и конструктивные (я надеюсь), но есть понятие «поставить границу». Потому что иначе прослушанное занятие расползается в голове студента на броские фрагменты и яркие нюансы. Теряется система знаний.

– Этой осенью в Томске на Международной web-конференции «Постпандемическое будущее университета» вы рассказывали о сегодняшних рисках утраты академической среды, приводя в качестве положительного примера опыт Ульяновского госуниверситета.

– С этим городом мы поддерживаем связь более 10 лет. Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов не просто разработал стратегию культурной политики. Он создал команду людей, а затем поставил перед собой и коллегами амбициозные цели – изменить социокультурное пространство города, области в целом. Сделать так, чтобы молодежь оттуда не уезжала. Стал развивать арт-территории, креативные пространства. В том числе и в стенах учебных заведений. Каждый студент Ульяновского университета может прийти в его открытое творческое пространство, чтобы научиться рисовать красивые открытки, создавать анимационные фильмы, танцевать. Кто-то занимается лендингом, кто-то сторителлингом. Потрясающий опыт.

Драйвером проекта стал фонд «Ульяновск – культурная столица». Способ управления, который они разработали, я называю уникальным.

В 2015 году Ульяновск получил статус Самого читающего региона России, а также вошел в Сеть креативных городов ЮНЕСКО по направлению «Литература». Единственный в России книжный город. Вы думаете, это Москва, Санкт-Петербург или Казань? Нет, это Ульяновск.

– Во что вы верите как педагог, философ, общественный деятель?

– Никогда не задумывалась. Это, наверное, прозвучит высокопарно и наивно. Я в людей верю и людям доверяю. Я абсолютно точно знаю, что из каждого человека получится Человек и Личность.

– Значит, вы полагаете, что личностью я не рождаюсь, ею меня делают педагоги, родители, общество?

– Загляните в глаза малышей. Они знают, наверное, больше, чем мы. Но должны еще столько узнать, чтобы стать личностями.

– Спасибо за общение и новых вам успехов в наступающем году.



© РАНХиГСhttps://www.ranepa.ru/sobytiya/novosti/ekspert-igsu-rankhigs-olga-astafeva-bez-elementov-novoy-etiki-obshchestvu-budet-trudno-sokhranit-seb/

Архив новостей

Отправить сообщение

Спасибо!

Сообщение успешно отправлено